How Art Basel Hong Kong 2024 went — a review

news

Author: Ekaterina Korolyuk

03 April, 2024

From March 27 to 30, the Art Basel, one of the most significant and biggest art fairs in the world, was open in Hong Kong. 242 galleries from 40 countries participated in the fair, and it’s almost two times more than in 2023, which returns the number of participants back to how it was before the Pandemic.

Ekaterina Korolyuk, the founder of the Cult Club project, art collector and art dealer, attended the opening and shared what gave a start to the art fair’s development, and what artists and galleries grabbed visitors’ attention this time.

This article is in Russian. Contact us via email or DM on Instagram if you would like to comment or request an English translation.

Interior view of Art Basel Hong Kong, 2024. Photo by of Art Basel

О ярмарке

Ярмарка Art Basel появилась в 1970 году в Швейцарии и более чем за полвека работы разрослась до 4 самостоятельных проектов в разных регионах мира. События объединяют художников, галереи, кураторов, коллекционеров, директоров музеев и арт-дилеров со всего света во многом задавая ориентиры и тренды рынка.

Art Basel Hong Kong стал третьей ярмаркой проекта (после Швейцарской и открывшейся в 2002 году в Майами). Если быть точнее, то Art Basel приобрел компанию Asian Art Fairs — организатора ежегодной Гонконгской международной художественной ярмарки ArtHK, и после ребрендинга она стала частью проекта и главным арт-мероприятием в Азиатско-Тихоокеанском регионе. В первый же год работы в 2013 году ярмарка привлекла 60 тысяч посетителей. В этом году ярмарка приняла 75 тысяч профессионалов и любителей искусства (хотя в прошлом эта цифра была еще внушительнее — 86 тысяч, вероятно сказался выход ABHK в полном формате после пандемийной паузы). Среди гостей присутствовали меценаты и коллекционеры из 72 стран, а также представители 100 мировых музеев и фондов, таких как Центр Помпиду, Лондонский Tate Modern, Нью-Йоркский MoMA, Музей Гуггенхайма и другие.

По оценкам отчета, продажи в Китае за 2023 год составили 12,2 млрд $. После строгих ковидных ограничений экономика начала оживать, что отразилось и на рынке искусства: отложенные из-за карантина аукционные запасы были проданы, а основные ярмарки и выставки вернулись к своей полноценной программе. Возможно, такой всплеск обусловлен именно контекстом перезапуска экономики после паузы, поскольку уже во втором полугодии рост замедлился. Экономический спад в Китае может стимулировать состоятельных людей пересмотреть инвестиционный фокус и обратиться к искусству. Сохранит ли азиатский рынок такие высокие показатели, покажет время.

Installation view of Hauser & Wirth’s booth at Art Basel Hong Kong, 2024. Photo by Art Basel

Структура Art Basel

Ярмарка располагается на двух этажах Гонконгского центра конференций и выставок — крупнейшей площадки для проведения мероприятий в районе Ванчай. Здесь древняя история сочетается с новейшими торговыми центрами и коммерческими офисами, здание становится сосредоточением культурной эклектики и разнообразия.

Вся экспозиция ABHK 2024 традиционно делится на 5 категорий, 3 из которых уникальны именно для Гонгонгской ярмарки — Insights, Discoveries и Encounters:

  1. Galleries — крупнейшие галереи современного искусства, занимают главный сектор: Galleria Continua, Hauser & Wirth, White Cube, Gagosian, Rossi&Rossi и другие.

  2. Insights — проекты с 1900-ых до наших дней, созданные художниками из Азии и Тихоокеанского регионов. Включают в себя работы как молодых, так и уже узнаваемых специалистов, что позволяет посетителям всецело изучить локальную арт-сцену и вывести ее в международный дискурс.

  3. Discoveries — специально созданные для ярмарки масштабные работы от новых художников. Один из наиболее интересных и ярких разделов выставки за счет экспериментального подхода молодых художников, разнообразия медиумов и более смелых высказываний.

Особенно запомнилась здесь Рейчел Моносов с проектом "When All Is Still" («Когда все по-прежнему») из галереи Catinca Tabacaru (американского происхождения, но сегодня базирующейся в Бухаресте). В этой серии художница ставит под сомнение властные структуры и смысл свободы, используя для работы в скульптурах сочетание бетона и уранового стекла. Рейчел родом из Санкт-Петербурга, и воспоминания о советском детстве и дальнейшей эмиграции также подстегивают к размышлению о взаимосвязи человеческого тела и государства.

  1. Kabinett — 33 персональных стендов художников от эпохи Модерна до наших дней. Небольшие, но достаточные пространства для того, чтобы полностью погрузиться в контекст и высказывание конкретного художника.

  2. Encounters — пожалуй, самый эффектный раздел ярмарки. 16 крупных проектов, расположенных в главных проходах Гонконгского центра конференций и выставок. Художники использовали всё пространство от пола до потолка для максимального погружения, а некоторые не ограничивались инсталляциями, и подключали формат перформансов, что добавляло внимания к их работам.

Одиннадцать работ создавались специально для Art Basel. Тема раздела — “I am a part of all that I have met” («Я часть того, что я когда-либо встречал»), а их задача заключается в изменении зрительского опыта и восприятия стандартных стендов на ярмарках. Единственная категория, для работы с которой был приглашен куратор, — Алекси Гласс-Кантор, директор Artspace Sydney и куратор Австралийского павильона 59-ой Венецианской Биеннале.

В рамках ярмарки проходила параллельная программа с кинопоказами от художников и о художниках Films, курировал ее художник и основатель Beijing Art Lab Ли Чженьхуа. А еще можно было посетить раздел Conversations и попасть на Public-talk, где обсуждались отношения куратор-художник во время коллаборативной работы в рамках Биеннале и поднимался вопрос превалирования личности художника над своими работами (обратное также попало в поле дискуссии). Ее курировала Стефани Бейли, консультант по редактуре и контенту азиатского отделения Art Basel.

  • Work by Rachel Monosov, photo by Catinca Tabacaru Gallery
    Work by Rachel Monosov, photo by Catinca Tabacaru Gallery
  • Work by Rachel Monosov, photo by Catinca Tabacaru Gallery
    Work by Rachel Monosov, photo by Catinca Tabacaru Gallery

Installation view of Sprüth Magers’s booth at Art Basel Hong Kong, 2024. Photo by Art Basel.

Художники и тренды Art Basel

Около половины участников ярмарки — это галереи из Китая, Южной Кореи, Японии, Индии, Тайваня. Есть и новички: впервые на Art Basel оказалась галерея из Тайланда — Nova. Это значит, что галерея проделала большую работу, чтобы «дорасти» до ярмарки и пройти отбор комитета.

Отборочные комиссии Art Basel сформированы из выдающихся специалистов и у каждой ярмарки он свой. Например, в комитет ABHK сейчас входят арт-дилер Массимо Де Карло (владеет собственными галереями в Милане, Лондоне, Гонконге), Урс Мейле — швейцарский дилер и сын известного коллекционера, один из первых западных галеристов, который сосредоточился на Китае и активно начал работать с китайскими художниками, Эми Ю — исполнительный директор сингапурской галереи современного искусства STPI и другие.

Члены комиссии рассматривают каждую галерею, проверяют соответствие строгим критериям галереи и качество планируемых к представлению работ. К слову сказать, пандемия откорректировала эти правила: с 2021 года отменилось требование к минимальному возрасту галереи (раньше это было от 3-х лет), а также требования к постоянному пространству и определенному количеству выставок в год.

В этом году отмечается стремительный рост количества стендов и участников. Несмотря на перманентное большинство известных и крупных галерей, внимание коллекционеров приковано к молодым художникам из секции Discoveries. Не столько из-за их первого появления на крупной ярмарке, сколько из-за сложности экспонирования новых имен на ней — перед утверждением своей кандидатуры каждый из них так же проходил конкурс.

В категории особенно приглянулся Доминик Ноулз родом с Багамских островов из венской галереи Layr. Художник переосмысляет образ своей умершей лошади по кличке Тазз, создавая абстрактные холсты, напоминающие то ли текстуру шерсти животного, то ли песчаные потоки, охватывающие еле уловимые фигуры людей посередине. Все холсты отделаны деревом и напоминают детали от древнего, сакрального алтаря. Доминик оказался одним из самых молодых участников ярмарки (1996), сам был на стенде, и владелец галереи Эммануэль Лайер лично представлял свою восходящую звезду.

Заинтриговала категория Encounters: концептуальная и кураторская работа сделала этот раздел самым сбалансированным и приблизила к опыту посещения выставок. Хочу отметить работу Аки Сасамото: металлические чаши с размещенными сверху ледяными полушариями. Внутри — личные памятные артефакты. Лед тает, вода стекает в чаши, а там звук капель ловит микрофон, передавая их на низких частотах. Для Аки было важно отразить то, как наша человечность и память переходит в физическую форму через ощущения пространства, звука и времени.

Также понравилась инсталляция Contingent Spheres, которую корейская художница Гаега Янг создала с помощью плетения и сочетания фольклорных нарративов с индустриальным производством. Пол покрыт филиппинским узором Бинакаэль, отсылающим как к паттерну волн, так и к символу защиты от злых духов. Подвешенная часть инсталляции повествует о корейской народной сказке о Сестре Солнце и Брате Луне. Их ежедневное обновление тела и души воссозданы с помощью металлических колокольчиков. При взаимодействии с пространством, они распространяют свое мелодичное звучание, повествуя о постоянных изменениях и обмене энергией. Contingent Spheres пропитана спиритуализмом, и в ней чувствуется очень мощный духовный колорит азиатских стран.

В категории Kabinett отметился Марк Джустиниани, создавший «бесконечные» объекты с помощью стекла, подсветки и напечатанной на 3D-принтере смолы. Кристаллы сахара также были использованы для создания панно — они отсылают к сахарным плантациям на Филиппинах и рассказывают об огромном разрыве между богатыми плантаторами и бедными рабочими. Но благосостояние и здоровье не вечны — их эфемерной бесконечностью как раз и пытается спекулировать художник.

Отдельный Kabinett от галереи Annely Juda Fine Art получился исключением и был посвящен сразу нескольким художникам: Казимиру Малевичу, Александру Родченко, Елене Семеновой, Александре Экстер. Приятно видеть, что работы русских авангардистов востребованы и узнаваемы на мировом рынке, оставаясь активной частью международного дискурса.

Привозить не таких известных авторов, конечно, сложнее и на данный момент финансово невыгодно. Поскольку понадобится отдельная работа по информированию и донесению ценности художника, с точки зрения его наследия.

Количество знаменитых художников просто зашкаливает: Лучо Фонтана, Дэвид Хокни, Жан-Мишель Баския и Виллем де Кунинг. Работы последнего, кстати, были выставлены в галерее Acquavella от 1,8 млн $. А работы Джорджо де Кирико и Пабло Пикассо (и некоторых современных китайских художников) можно было встретить сразу на стендах 3-4 галерей. Что, сказать по-правде, считается здесь некоторым моветоном среди коллекционеров, оттенок излишней коммерциализации.

Учитывая, как много представителей музеев присутствует на ярмарке, можно предположить, что часть мировых шедевров пополнит их коллекции. Хотя для музеев ярмарка — это, в том числе, возможность открыть для себя новые имена и, например, договориться о выставке или другой музейной программе.

  • Dominique Knowles Installation views. Photo from Layr Gallery by Kitmin Lee
    Dominique Knowles Installation views. Photo from Layr Gallery by Kitmin Lee
  • Dominique Knowles Installation views. Photo from Layr Gallery by Kitmin Lee
    Dominique Knowles Installation views. Photo from Layr Gallery by Kitmin Lee
  • Installation by Haegue Yang. Photo by Sebastiano Pellion
    Installation by Haegue Yang. Photo by Sebastiano Pellion
  • Installation by Haegue Yang
    Installation by Haegue Yang
  • Work by Mark Giustiniani
    Work by Mark Giustiniani

Li Huasheng, installation view in Ink Studio’s booth at Art Basel Hong Kong, 2024. Photo by Art Basel.

Резюме

Art Basel сложно оценивать в размерах и количестве представленного искусства — впечатляющие размеры выставочного пространства не становятся единственной причиной этой трудности. Самое дорогое и «жирное» с точки зрения ценности для коллекционеров улетает в первые часы (потому что именно за этим и приезжают сюда представители музеев, фондов, коллекционеры и стараются попасть на ярмарку первыми).

Информацию о многих ценах галереи держат в тайне, но вот, например, какие продажи первого дня озвучили представители швейцарской галереи Hauser & Wirth:

  • «Без названия III» Виллема де Кунинга (1986) — 9 млн $ (и на данный момент это лидер продаж из известных сделок)
  • «Желание» (1978) Филипа Гастона — 8,5 млн $
  • «Да будет Господь первым в машине…» Марка Брэдфорда (2023) — 3,5 млн $.

В дни открытых показов галереи представляют, как правило, лоты уже с более низкой стоимостью. Поскольку аудитория открытых показов более обширная и менее готова к покупкам с семи и шестизначными суммами.

Практически нигде больше не встретишь такого сосредоточения легендарных художников из прошлого и многообещающих — из нашей современности: Виллем де Кунинг, Жан-Мишель Баския, Казимир Малевич, Дэвид Хокни и Аниш Капур, Томас Сарасено, Яой Кусама. Коллекционеры приезжают сюда за этими вполне конкретными вещами и ориентируются на покупку в первые два дня. К примеру, покупатели искусства из Китая любят сложно сделанные ремесленные произведения, то, что создано руками, и не очень жалуют минимализм.

Конечно, акцент всех ярмарок Art Basel ставится на известных галереях и художниках. В какой-то степени это значит, что молодым, пусть и ярким, художникам с большим потенциалом пробиться сюда непросто, но возможно. Мы видим это на примере Доминика Ноулза из венской галереи Layr. С другой стороны, Art Basel и не позиционирует себя как ярмарка молодого искусства, хотя и проводит отдельные инициативы по продвижению начинающих авторов.

Именно инвесторы и коллекционеры Art Basel во многом определяют тренды и ориентиры для всего глобального арт-рынка. Да, сначала комитет ярмарки определяет кто будет представлен на выставке. Но в конце этой цепочки стоят именно покупатели. И в то, во что они вложились, — это и есть самое интересное и востребованное на данный момент для рынка. Важно понимать, что коллекционеры тоже присматриваются к коллегам: кто что купил, в какого художника вложился и на что делает ставки и куда направляет свой интерес. Это тоже может быть одним из способов появления тренда.

Коллекционер может вложиться в «голубые фишки» (Миро, Магритт, Пикассо — прекрасная инвестиция) и поддержать их ценность. А можно вложить 10 млн $ в молодого или менее известного художника. Да, риски выше. Но также выше и возможность действительно повлиять на современную арт-индустрию.

news

Author: Ekaterina Korolyuk

03 April, 2024